Часть 9. Я не гений, просто мои тараканы бессмертные.

Часть 9. Я не гений, просто у меня в голове бессмертные тараканы.

 

- ИДИОТЫ!- бесновался высокий, одетый в коричневый костюм мужчина средних лет, потрясая кулаками в воздухе.

Совещание, как всегда, начиналось с чего угодно, только не с «доброе утро» или «уважаемые коллеги, на повестке дня…». Такое ощущение, что начальник, как истинный фанат Чехова, бдил правило: «краткость – сестра таланта» и начинал свой монолог достаточно лаконично.

Чаще всего именно с «идиотов», «кретинов», «жертв аборта» и других литературных арго-титулов.

Хотя вот что смешно, идиотами называли жителей полиса в Древнем Риме, которые не имели права голоса и вообще никак не могли участвовать в общем собрании граждан. Знал бы начальник, что попал в десятку с характеристикой своих подчиненных, а точнее их возможностью как-то оборвать его пламенную речь на совещании, он бы вообще перестал обращаться к людям по имени.

В большом кабинете для «сходок» представителей закона наряду с инспектором Аалто – взвинченным начальником Криминалистической лаборатории Центральной криминальной полиции, сидело еще четыре понурые фигуры: комиссар Хани Йокинен – старший эксперт – трасолог (трасология – раздел криминалистики, изучающий биологические следы человека (отпечатки)- прим. Автора), невысокий и щуплый паренек двадцати восьми лет со всклоченными русыми волосами, хитрыми зелеными глазками, в джинсах и светлом свитере, сидящий напротив начальника Аалто и рискующий пасть смертью храбрых под слюнявым дождем и лавиной отборного мата от своего руководства; комиссар Оливия Халонен – старший эксперт – баллист (баллистика - раздел криминалистики, изучающий огнестрельное и холодное оружие, боевые снаряды и их следы – примвтора), голубоглазая полноватая брюнетка двадцати пяти лет в джинсах, футболке и рубашке, с мейк-апом а-ля «я панда, потому что сон для слабаков», с убранными во французскую косу волосами, сидящая по левую руку от Хани и поедающая тайком от остервенелого шефа шоколадку «Karl Fazer»; комиссар Онни Ярвинен – старший судмедэксперт, кареглазый крепко сбитый парень двадцати шести лет с каштановыми волосами, в синей униформе и сдвинутыми на лоб очками в простой черной оправе, сидящий позади Хани и Оливии, скрестив руки на груди и, откинув голову, сладко причмокивающий во сне; а далее знакомый нам комиссар Аида Турунен – старший эксперт-полиграфолог (полиграф – детектор лжи - примвтора), которая тоже сладко посапывала на правом плече Онни.

Собрание было посвящено расследованию серии странных происшествий – на настоящий момент семь человек обитали в больнице в коматозном состоянии. Онни, тщательно обследовавший каждого, готов был поклясться своими любимыми центрифугой «Eppendorf 5480R», микроскопом «Micros 500S» и всеми анализаторами биоматериалов, что все комопациенты больницы Пяйвюстюс в Хельсинках были в более чем прекрасном состоянии, и не было никаких предпосылок глубокого сна.

Но не только это служило причиной предынфарктной истерии Аалто, мало того, что оснований для комы нет, жертв семь, так еще, как на грех, среди них достаточно популярная личность, какой-то финский рок-музыкант…

- ЯРВИНЕН! ТУРУНЕН! - прогремело над головой у «спящих красавиц».

Девушка резко приняла вертикальное положение, даже не открывая глаз, встала по стойке смирно и на автомате салютовала стене, которую она приняла за командующего. Вот Онни повезло меньше, громко всхрапнув и потеряв гравитационный магнит в формате рыжей потрепанной головы коллеги, взмахнув длинными ногами, медик рухнул вместе со стулом навзничь, прямо к ногам разъяренного до последней стадии начальства.

- Босс! – по-птичьи вывернув голову, воскликнул суд-эксперт, - как я рад вас видеть, вы что, только что с курорта?

Оливия прыснула. Хани неодобрительно косился на коллег. Аида все еще стояла как на параде. А вот Тапио Аарто аж воздухом подавился от неожиданности.

- С чего ты взял? – вполне мирно спросил он.

На момент постановки вопроса, Ярвинен уже успел сгруппироваться, чтобы дать деру с низкого старта, благо ГТО по бегу комиссар сдавал на ура.

- А чего такой красный? – достаточно громко и четко спросил он и рванул с места к двери. Вот только маленько не успел. Начальник ГТО по метанию снарядов сдавал лучше подчиненного. Взяв свой любимый теннисный мяч, шеф полиции метко запустил его под ноги медику. Последний запнулся и растянулся на полу в позе «мама, я звезда».

- Один готов, - начальник уже совсем успокоился, подошел к рыжей сомнамбуле, сказал ей на ухо «вольно» и вернулся к своей трибуне.

- Вообщем так, специалисты хреновы, - устало потерев лицо, сказал Аалто, - месяц бьемся как рыба об лед, никаких вариантов, никаких зацепок, а время поджимает…

- Вообще-то я только на прошлой неделе предложил…- возмущенно начал Хани, но грозный взгляд шефа пригвоздил его на место получше герметика.

- Вот ты, - тыкнув пальцем в грудь комиссару, сказал Аалто, - меньше всех имеешь право возмущаться. Ярвинен уже месяц живет в лаборатории, пытаясь найти хоть что-то, хоть одну маленькую зацепочку, Турунен и Халонен зашугали главврача так, что он не посмеет отключать коматозников от жизнеобеспечения пока мы не скажем, к тому же они по секундам собрали жизнь каждого пациента за год до комы, а что сделал ты? Предложение? Гребанный жених! – рявкнул в лицо Йокинена начальник.

Бледный эксперт громко сглотнул.

- Прости, Хани, - уже мягче сказал босс, - просто ненавижу, когда жизнь людей на кону, а мы не можем ничего сделать.
- Все в порядке, босс, - хрипло пробормотал комиссар, - можно идти?
- Идите, - начальник взял свой портфель и поспешил покинуть зал для совещаний.

Аида тоже была не в радужном настроении. И не только из-за бессонных ночей и конфуза во время совещания. Кстати, такие ситуации как раз были в порядке вещей.

Начальник прав, прошел целый месяц, большая удача, что этих семерых до сих пор не отключили от приборов жизнеобеспечения, но долго нарушать закон на основании обоснованного риска не получится. Таймер борьбы за жизни этих людей идет не по часам, а по секундам. Сейчас уже любая идея, даже самая безумная будет кстати, как и пара лишних рук. Аалто был прав также и в том, что от Хани было мало толку. Оливия служила вместе с Идой несколько лет в полицейском департаменте в отделе оперативной работы, и они имеют большой опыт не столько в сфере экспертизы, сколько именно в розыскной деятельности, в то время как Хани больше был теоретиком, проторчавшим несколько лет в лаборатории института, пока его не сплавили в ЦКП. Порой он был незаменимый гений, но сейчас нужны были люди, к уму которых прилагались стальные нервы и реакция с первой космической скоростью. Короче, наличия одних тараканов в голове не достаточно, нужно чтобы у них был иммунитет к пестицидам и запасная дюжина лапок, чтобы бегать быстрее.

Рыжая рухнула на свой рабочий стул. Эвересты папок и бумаг плотной стеной отгородили сидящую девушку от Оливии, в принципе, у ее коллеги была такая же альпинистская проблема. 
- Ей-богу, однажды я просто не потушу сигарету
. Намеренно. Лишь бы не видеть эти целлюлозные пролежни, - простонала Лив, зарывшись пальцами в волосы.
Турунен просто хмыкнула на этот крик души. У нее тоже просыпался инстинкт пиротехника, когда она снова приходила на работу.

Рассеянно взяв желтую папку, затисканную до дыр, Ида снова пробежала глазами по личному делу одного из семерых счастливчиков, того самого рок-музыканта.

Девушка вытащила несколько фотографий и поставила их вдоль папок перед собой.

- Пытаешься наладить телепатическую связь? – сверху появились любопытные глаза коллеги, обрамленные толстым слоем туши и теней. Прямо годовые кольца, а не макияж, по трещинкам между слоями новой и старой черной краски можно посчитать, сколько ночей не спала Лив.

Рыжая многозначительно угукнула.

На фотографиях был запечатлен худощавый, даже можно сказать, тощеватый мужчина средних лет, с русыми волосами, подстриженными и уложенными на современный манер, в так называемую стрижку «под фрица». Типичные финские серо-голубые глаза. Плюс фишкой этого рокера была трехдневная щетина, а может он хотел бороду, но она все не растет.

В общем, сильно ничего особенного на первый взгляд, обычный парень с обычной внешностью, но…в глазах была какая-то сумасшедшинка, которая завораживала.

Комиссар несколько раз пересматривала видео с выступлений этого парня, посетила все фан-чаты, пытаясь вычислить его потенциальных «хейтеров», либо наоборот слишком фанатичных фанатов, способных на какие-нибудь радикальные действия, но…тихо. Слишком тихо. И Аиде это категорически не нравилось. Набор традиционных версий неумолимо сокращался.

Куратор девушки в институте всегда ее учил, что нужно ненадолго переключиться на другие вещи, чтобы снова со свежими силами подойти к проблеме не потеряв рабочего настроя. А слова учителя надо чтить.

Ида закинула руки за голову, откинулась на стуле и сложила ноги на стол. Блаженство.

- Оливка, - позвала она коллегу. Эта кличка прицепилась к девушке еще в университете, когда однажды рыжая полезла за шпаргалками и застала брюнетку, поедающую во время экзамена баночку с оливками. Тогда они не сдали экзамен, но познакомились и подружились, а Аида в отместку придумала Оливии прозвище в напоминание о том удачно-неудачном дне.

- Да, Мартини, - это прозвище было немым упреком рыжей за ее неуемную любовь к алкоголю и именно к этому коктейлю.

Аида каждый раз утешала себя, что это метафора имеет позитивное содержание, ведь сочетание вермута, джина и оливок существует во всех ресторациях мира вот уже почти 150 лет. Значит и дружба двух комиссаров протянет столько же.

- Вопрос на засыпку, - рыжая улыбнулась как кошка, вспоминая прошедшую ночь, - мне тут один парень желание проспорил, что бы ему такого загадать?

Не успев задать вопрос до конца, комиссар услышала, как со стороны стола ее коллеги послышался величественный грохот и тихие ругательства.

Оливия была погребена под одной из своих «гор» на полу, а рядом крутился стул на колесиках. Рыжая поспешила вытащить подругу из-под документарной лавины, внезапно сошедшей на ее бедную голову. Кое-как выстроив гору в формат Пизанской башни, Лив рухнула в свое угомонившееся от крутки кресло и с ошалелыми глазами уставилась на коллегу.

- Стоп, - тараканы Оливки похоже мыли жалюзи, так часто она хлопала глазами, аж черная «штукатурка» осыпалась, - парень? У тебя появился парень?

- Личная жизнь для бездельников, у нас с тобой даже времени на одну серию бразильского сериала нет, - стукнула ее папкой по голове рыжая, как бы напоминая где и кем они работают.

- Так, парня нет, - Лив уже дышала ровнее. – А кто он тогда? Я его знаю?

У брюнетки хитро загорелись глаза. Аида постаралась не сделать «фейс-палм». Она совершенно забыла, какая ее напарница кокетка.

- Он в два раза старше нас, - решила остудить пыл подруги комиссар. Глаза Оливии сразу потухли.

- Тогда пусть он просто прогуляется из одного конца улицы в другой без своей тросточки, хоть посмеемся с того, как этого дедулю колбасить будет, - выдала подруга, после чего схватила какие-то бумажки, натянула пальто и был такова.

- Страшная ты женщина, Оливка, - сказала ей вслед Ида, наливая себе кофе.

Вернувшись на свое рабочее место, рыжая снова откинулась на стуле и принялась крутиться на нем. Своей фантазии ей, к сожалению, не хватало. Посмотрим, может другие друзья смогут помочь.

Вызвав всех по скайпу в самый разгар рабочего дня, и выслушав немереное количество матюков на тему, что «все мы занятые люди» и «если нас спалит начальник (начальница, куратор, препод, свекровь и т.д.), баста, карапузики». Но все-таки подруги решили сменить гнев на милость и выслушать, что за печаль заставила комиссара пойти на маленький должностной проступок.

- Такое дело, - замялась рыжая под пытливым взглядом четырех пар глаз.

Сегодня в виртуалию зашли следующие дамы: Лана Муконен, школьный учитель, Тана Корхонен, адвокат по бракоразводным процессам, Аникки Маттинен, хирург, и Гратия Лайне, мама двух ребятишек.

- Колись уже, - взвыла девушка с каштановыми волосами, мягкими чертами лица и красивыми темными глазами. Гратия.

- Мне тут один знакомый проспорил желание, - и комиссар поспешила добавить, - только не спрашивайте кто он мне и прочие ненужные вопросы. Давайте по сути, какое желание можно придумать?

- Можно вопрос по сути? – спросила Анни, миниатюрная девочка с конопатым носиком, темно-медными волосами и голубыми наивными глазами.

Рыжая утвердительно кивнула.

- Он тебе приятен или нет? В том плане, тебе нужно использовать желание, чтобы насолить ему или сделать приятно? – активно жестикулируя по старой привычке, задала вопрос «по сути» врач.

Аида задумалась, крутанулась в кресле и нехорошо улыбнулась.

- Скорее и то, и другое, - туманно ответила она.

- Давай только без твоих вечных сомнений, - простонала Тана, миловидная блондинка, с пухленькими щечками и карими глазами.

- Просто вот представьте, вам представился шанс загадать желание человеку, с которыми у вас сложные отношения, - попыталась объяснить комиссар, - что бы вы загадали?

- Ну, может прогулку… - протянула Лана, темноволосая смуглая девушка, с выразительными чертами лица и глазами цвета миндаля (опа, в рифму )

- Слишком романтично, - осадила учителя адвокат. – Ресторан, пусть ведет в ресторан. Самый дорогой, погуляй за его счет.

- Меня всегда поражала твоя расчетливость, Тана, - хихикнула Анни.

- Еврейские корни, что поделать, - рассмеялась адвокат.

- А какие у него слабости или страхи? – перебила их Гратия, - может на этот счет что-нибудь придумать?

Рыжая снова собрала лоб гармошкой. Недостатки…страхи…слабости…Вот о последних было не слишком приятно думать. Слабости его она, к сожалению, знала, вот только не хотела пользоваться.

- Если они и есть, мне о них сильно не известно, - уклончиво ответила девушка.

Подруги намек поняли, в то, что комиссару ничего не известно – верилось с трудом, а то, что это известное не должно быть распространено среди посторонних – вполне вероятно.

- Гениальная идея, - внезапно щелкнула пальцами Тана, - пусть накрасится, наденет женские чулки, платье и пойдет в таком виде гулять!

Аида внезапно представила Джокера в таком виде…

Так, спокойно. Дышим ровно и глубоко.

Потом комиссар представила, как он предстает в таком виде перед Марко, например.

Все подруги, как по команде, согнулись пополам от смеха.

- Тана, я, конечно, понимаю, что ты недавно прилетела с Тая, но шоу трансвеститов в наших климатических условиях опасно для здоровья, - сквозь хохот и слезы проговорила Гратия.

- Ну, наша Ида молодая, думаю тот паренек, который ей проспорил хорош собой, смотри как у нее глаз горит, - затыкала пальцем в монитор Тана.

- И нифига и не горит, - рыжая откатилась от ноутбука.

- Ты же сама сказала, что ему и насолить, и приятно сделать хочешь, а это лучше всего реализовать чем-то постыдно-пошлым, - менторским тоном и с важным видом заявила адвокат.

- Может неделю рабства? – робко вставила свои пять копеек Аникки.

В чате повисла гробовая тишина, которая через минуту была прервана аплодисментами Гратии.

- Гениально! я серьезно! - завопила молодая мама, потом быстро зажала рот руками. Вспомнила, что у маленьких дневной сон.

- Круто, - восхищенно подхватила Тана, - самый рабочий вариант.

- Нифига, это просто еще целую неделю придумывать, что ему загадывать, - простонала Аида.

- Вам не угодишь, барышня, - фыркнула адвокат.

- А может…пусть станцует тебе…стриптиз?- задумчиво протянула Лана, играя бровями и коварно улыбаясь.

- Может, - раздался за спиной рыжей знакомый баритон.

От неожиданности, комиссар взвизгнула и упала со стула, свернув пару Джомолунгм на свою голову.

Джокер закрыл крышку ноутбука с опешившими девушками и сел на край стола.    Аида не спешила выбираться из своего импровизированного укрытия.

- И что это было?

Рыжей показалось, или парень разозлился не на шутку?

- Эм, вообще-то это не твое дело, - поневоле Ида даже закрыла глаза, как маленький ребенок. Типа прячется.

Над головой девушки сначала появился яркий свет, скрываемый до этого какими-то прошитыми документами, а потом сильные руки схватили ее за плечи и вытащили из бумажных залежей.

Глаза Джо метали молнии.

«Хана, ой, хана» - рыжая мысленно уже прощалась со всеми родными и близкими. Кстати, может воспользоваться правом на желание и попросить черкануть пару распоряжений в случае своей смерти? Выкроить, наконец, минутку на завещание?

Тем временем белокожий, одетый достаточно неприметно – в толстовку с капюшоном, кожаную куртку, джинсы и кеды, аккуратно, как будто девушка была из хрусталя, посадил ее на стул.

- Сиди смирно, - почти прорычал он на ухо девушке.

Затем плавно обошел стол, скрылся с остатками целлюлозных «скал». Внезапно заиграла тихая музыка, что-то из репертуара…Сэма Брауна?

- Только не это, - девушка сжалась в кресле.

Джокер вернулся уже без куртки. Кошачьей походкой подошел к стулу, на котором Ида уже приготовилась умирать от избытка эмоций.

«Может садануть его дыроколом, чтоб вырубился? Или выстрелить? Он же, черт такой, не реальный, а патроны вполне реальные, и за их растрату мне светит вполне реальный выговор и штраф…» - мысли о работе потихоньку успокаивали девушку, заглушали назойливую музыку, на первых аккордах уже вгоняющая в краску, и шаги незванного гостя. Вот только одуряющий запах одеколона никуда не делся.

- Значит, станцевать? – прошептал ей в самое ухо Джокер, - да еще и стриптиз? Девушка, а не рановато ли вам на такое смотреть?

- Слабо, да? – Ида невольно ухмыльнулась и оторвала от лица руки. Лучше бы не делала она этого.

Джо уже почти стянул толстовку, под которой была футболка. В процессе съема верхней одежды, футболка немного задралась, оголив белую кожу на плоском животе. При этом белокожий очень даже неплохо двигался всем телом в такт музыке. И, когда певица взяла верхнюю ноту в слове «стоп!», бросил толстовку куда-то в угол кабинета.

- Мне продолжать? – хрипло спросил парень.

Девушка не поняла вообще ни слова. Глаза были круглые, как тарелки НЛО, а челюсть отвисла до самого пола.

Джокер ухмыльнулся, пожал плечами и стянул уже и футболку, продолжая двигаться.

Это был апперкот по психике бедной рыжей девушки. Идеально белая кожа, через которую серебрились вены и немного выпирали рельефы микросхем. Широкие плечи, в меру накачанные руки, мощная грудь…

Идеал, ничего больше не скажешь.

А еще эти глаза, в которых как будто бушует ураган на берегу океана…завораживают

Комиссар сама не заметила, как подошла к Джокеру и провела кончиками пальцев по скуле парня, спустилась по шее…

- Не надо, Джо, - выдохнула девушка, уткнувшись лбом между ключиц белокожего.

- Что не надо?

- Дразнить меня, - хоть кожа альтер-эго была белой как мрамор, она была очень горячей, как разведенная известь.

- Это твое желание?

- Да, - твердо сказала рыжая, отходя от альтер-эго и не глядя на него, протянула ему футболку.

- Хорошее желание, - мягко улыбнулся Джо, натянув поверх футболки толстовку.

- Почему?

- Читала «Обезьянью лапку»?

- Да.

- Какой главный урок этой повести?

- Будь осторожен в желаниях…

- Да,- Джо подошел к девушке со спины, обнял ее за плечи и тихо сказал, - я так боялся, что ты меня просто прогонишь...

- Для этого тебе нужно выкинуть что-нибудь поинтереснее стриптиза, - ухмыльнулась девушка, повернувшись к парню.

- Подожди немного, - наклонившись, прошептал ей на ухо Джокер. – И ты будешь просить меня об этом.

- Какое самомнение, - фыркнув, прошептала девушка.

Джокер улыбнулся и отошел к панорамному окну.

- Подойди.

Рыжая нерешительно, на трясущихся ногах подошла к парню, держась от него на расстоянии вытянутой руки.

Белокожий аккуратно, как перо, взял ее ладонь в свою, боясь опять причинить боль.

- Знаешь, что ощущал Себастьян, стоя с Марлой Зингер рука об руку так же у окна и наблюдая за тем, как взрывается небоскреб?

- Нет.

- Реальность происходящего. Все не может быть идеальным. Если где-то в мире зародилась большая любовь, должно взорваться соразмерное ей здание.

Ида, непонимающе посмотрела в сторону Джокера, но тот продолжал невозмутимо смотреть в окно на серый муравейник.

- Джокер?

Давно Ида не называла этого странного человека полным именем. Джо тоже немного удивился этому.

- Что-то случилось? – где-то на уровне инстинктов он почувствовал неладное.

- Случилось, - кивнула девушка, взгляд стал серьезнее и решительнее, бросив взгляд на свой стол, она сказала, - мне нужна твоя помощь. Нужно отыскать кое-кого…

- Это уже второе желание, - постарался сбавить напряжение момента парень.

- Возьму у тебя его в займы, - прищурилась девушка, - ну так что, поможешь?

- А то, - подмигнул ей парень, - ради желания я на многое готов. Так кого нужно найти?

- Яни Снеллмана.

 

 

Posted in Без рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *